tebedam (tebedam) wrote,
tebedam
tebedam

Имитационная борьба

Дмитрий Медведев продолжает делать вид, что борется с коррупцией. Позволив замять дело Магнитского и дело Даймлера, не заметив хищений в Транснефти, наш главный борец с коррупцией решил сконцентрироваться на законах.

Сегодня президент внес в Госдуму законопроект, по которому коррупционеров будут штрафовать в стократном размере взятки. Но, ограничение будет составлять 500 млн. рублей. Таким образом, многомиллиардное воровство на официальном законодательном уровне становится выгодным делом, главное – своровать больше максимальной суммы штрафа. Напомню, что в деле Магнитского из бюджета были украдены 5,4 млрд. рублей.

Впрочем, штрафовать, хоть и не на такие суммы, можно и без этого закона, но этого все равно не происходит. В очередной раз напомню один из примеров: за воровство 100 млн. пенсионных денег – штраф 100 тыс. рублей (подробно). В условиях отсутствия судебной системы, как полноценного института власти, законы в стране существуют только для того, чтобы их нарушили те, кому положено. Остальные же граждане в нашей судебной системе оказываются виновны перед государством независимо от степени или наличия вины.

Но Дмитрий Анатольевич проблем в судебной системе тоже не видит. Он в судебную систему “не вмешивается”, а то ведь, если вмешается, то окажет давление на независимый суд и помешает вынести справедливое решение, например, в деле Ходорковского. Это не шутка – это его аргументы в многочисленных интервью (интервью Bloomberg).

С другой стороны, действительно есть несколько полезных законов, которые стоило бы принять в России для борьбы с коррупцией. Например, начать можно с Конвенции ООН против коррупции, которую Россия хоть и ратифицировало, но частично, исключив один из важнейших пунктов:

Статья 20
Незаконное обогащение

При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

Конвенция ООН против коррупции

Но куда уж там нашему балаболу предложить эту поправку в законодательство – это выше его возможностей. У него руководитель протокола ездит на Бентли, не сажать же её теперь в тюрьму? Принятие реальных законов – выше его имитационных полномочий. Его задача – делать умный вид, говорить без умолку, изображать активную работу, но по факту ничего не делать. С этим, стоит заметить, Медведев успешно справляется уже три года.

В плане борьбы с коррупцией Медведев напоминает мне русского генерала Степана Фёдоровича Апраксина.

19 (30) августа 1757 русские войска одержали первую в истории победу над немецкими (прусскими) войсками. Дело оставалось за малым – перейти в наступление и нанести противнику сокрушительное поражение. Для этого были все условия: выгодное стратегическое положение после победы и значительное преимущество в силах. Но российский генерал принялся бездействовать: разбил лагерь и неделю ничего не делал, перегруппировывал войска, делал вялые попытки обойти с фланга. В итоге же, начал поспешное отступление, как будто бы в предыдущем сражении он был разбит, а не одержал победу. Немцы же теперь преследовали русскую армию до границ Пруссии.

Медведев на войне с коррупцией – такой же успешности генерал, а нам нужен Суворов. Сегодня есть все необходимые силы для борьбы с этой главной проблемой в России. Заказ со стороны общества и поддержка населения в борьбе с коррупцией огромны. Сбор денег для проекта Навального Роспил – лучшее тому подтверждение: в условиях бездействия власти люди готовы тратить личные сбережения на борьбу со взятками, надеясь хоть как-то улучшить ситуацию. Но президент у нас предпочитает бездействовать и не в состоянии воспользоваться этой поддержкой. Он оторван от общества и определенно не заинтересован вести реальную борьбу.

К слову, для Апраксина все кончилось плачевно: он был отдан под суд и умер от сердечного удара, не дождавшись решения.

О его смерти сохранилось предание, будто императрица, недовольная медленным производством следствия, спросила: отчего так долго продолжается это дело? Ей отвечали, что фельдмаршал не признается ни в чём и что не знают, «что с ним делать».

«Ну так — возразила государыня — остаётся последнее средство, прекратить следствие и оправдать невинного». После этого разговора, в первое заседание следственной комиссии, фельдмаршал по прежнему утверждал свою невинность. «и так — сказал один из членов — остается нам теперь употребить последнее средство…». Не успел он кончить слов, как вдруг апоплексический удар повёрг Апраксина мёртвым на землю.

"Опыт истор. родословия Апраксиных", соч. К. М. Бороздина, СПб., 1841 г.

Есть у меня подозрения, что у Медведева судьба тоже незавидная.


Добавить в друзьяЧто это?

Tags: Коррупция, Президент
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments