?

Log in

No account? Create an account

За срубленное дерево – в тюрьму, за коррупцию – на свободу
tebedam
tebedam

Навальный обратил внимание на приговор местным жителям (3 года строго режима) за несколько срубленных деревьев. Дело-то обычно, милиционеры, как могут, выполняют поставленный сверху план, а за создание столь замечательной системы, по которой качество работы милиции оценивается по количеству посаженных в тюрьму людей, отдельное спасибо надо говорить Нургалиеву и Путину лично. Они долго старались.

На фоне летних пожаров, в которых сгорели сто тысяч мильёнов деревьев, приговор выглядит особенно нелепым. Но есть и другие примечательные сравнения, за что скажем спасибо внимательным читателям.

В Омске завершился громкий процесс по уголовному делу генерального директора ОАО "МРСК Сибири — Омскэнерго" Александра Антропенко и его заместителя Алены Григорьевой. Суд признал топ-менеджеров виновными в уклонении от уплаты налогов в размере 200 млн руб. и растрате 14 млн руб. Руководителей энергокомпании приговорили к условным срокам и штрафу. Смягчающим обстоятельством суд назвал "высокий социальный статус" обвиняемых.

Коммерсант

Не столько интересны подробности дела, сколько именно формулировка о смягчающих обстоятельствах. Да, виновны. Да, обворовали государственную компанию. Но социальный статус-то высок! Так и жду подобной формулировки в приговоре Ходорковскому.

Впрочем, для наших судов такой подход не исключение, а закономерность. Примеров хватает. За воровство сотни миллионов пенсионных денег приговор тоже не страшен – 100 тыс. рублей. В обоих указанных случаях осуждённые за коррупцию даже не лишились права занимать государственные должности.

Правда, стоит напомнить, что суд вы обязаны уважать. Вот, например, некий Сергей Величко был осужден за неуважение к суду (ст. 297). Тут интересно отметить, что его осудили за факт неуважения к суду, произошедший по время рассмотрения предыдущего эпизода по неуважению к суду. Вот такой замкнутый круг. История умалчивает, оскорблял ли он последовательно достойную честь одного и того же судьи (или же разных), но получил в итоге за это 3,5 год строгого режима (источник).